Изделие можно приобрести по предварительной заявке

Вход в систему

Рогатый Властелин Лесов

    Славяне, скандинавы, а ещё и греки анализировали данных кумиров в бинерных базах Велес-Даждьбог, Улль-Фрейр и Пан-Дионис сообразно. В данных парах первый бог порождал бытие в виде явления (и одновременно брал ее по завершении срока), а второй — в виде потока, процесса бытия.
Кельты отыскали бога, впитавшего качества как Великого Бога Земли (чтимого ими как Дагда, Езус), так и Бога Начала (Мирддина) — Кернунноса.
    Не исключительно друиды, но и нынешние викканские маги разбираются в особых качествах данного Бога, позволяющих посредством взаимодействия с его Силой предаваться в потоке бытия в такой безраздельности, в какой этого не возможно достичь бинерным парам прочих мифологий.
Следовательно, Кернуннос является Владыкой бытия, и, одновременно, ее подателем. Данная ипостась, соединяющая Великие Начала, редкостна в собственной синтетической полноте.
 
    Собственно имя данного Бога обозначает "Рогатый", выделяя его близкое отношение с до-человеческими конфигурациями существования.  На латинском это прозвучало как Сornuno: cornu стало быть рог, a uno — это «один».
    Порой полагают, что предшественником поклонения Кернунноса имелось собственно почитание Диониса, каковой находился знаменитым как Дианус (по латыни divanus, что значит божественный), или Дионисий (что значит божество Нис). Слывет, что его поклонение в первый раз появилось во Фракии, каковую историки тоже вводят в рубежи Старой Европы. Полагают, что Дионис выступал как символ процессов обновлений и был доиндоевропейским богом, весьма античным, наполненным мужских совершенств. Проявление рогов быка и змей, украшающих его, соединяется с увеличением важности Диониса в лунных поклонениях Старой Европы, а ещё с его позой как сына Бога, замеченного в кровосмесительных отношениях с собственной матерью, Великой Богиней. Обнаружения археологов в раскопках в Старой Европе показывают на то, что рога быка являются символом месяца, и в данном значении, смогли пребывать тоже связанными с мнениями о сбалансировании антагонистичности, а так же о мужском и женском началах.
    Когда греческое поклонение Дионису стало известно в Италии, оно превратилось в почитание Бахуса, объединившись с миролюбивыми здешними религиями. Римляне распознавали его за бога Фуфлунса этруссов, каковой до этого очутился в их религиозных мифах под прозвищем Диануса. Хоть его обожествление было связано в первой степени с производством вина, но, тем не менее, в памяти людей он остался рогатым, что римляне живописали последователей Бахуса, сатиров, с ногами козла и рогами быка. Подобные с рогами младшие божества всякий раз отождествляют то, что исконная натура Бахуса является природой бога лесов. Римский сенат в 186 г. до нашей эры провозгласил почитание Бахусу беззаконным, но все же оно сумело сохраниться в кругах негласных сообществ, а в I веке нашей эры принялось снова популяризироваться как мистическая религия.
 
    Когда римляне двинулись к северу и к западу, овладев кельтскими землями, они впервые завели знакомство с Оленерогим божеством, внешний вид какового не крайне различался от стандартного для них внешнего вида античного итальянского бога. Они и дали ему имя с латинскими корнями Кернуннос, что значит рогатый.
Важность Рогатого бога в особенности выделялась его властью над целым лесом. В культовой и чудодейственной практике той поры ему, «владельцу зверей», отдано было приметное значение и зона. Всегда его символами пребывала свирель, посох пастуха и сосновая ветвь. Кернуннос прибывал богом, определяющим  договоренность между человеком-охотником и животным-жертвой. Бог с рогами давал человечеству еду, а животным — восстановление и продление существования. И, люди производили назначенные магические церемонии, отдающие энергию бытия назад в леса. В настоящем заключалась чародейственный секрет охотничьего поклонения: зверь, убитый в лесах, снова возвращался к существованию при помощи магического церемониала, посвященного Рогатому богу.
Слыло существенным сберечь основное, что было у зверя, то есть поддержать выживанию актуальных энергий убитого зверя после того, как его материальное тело имелось умерщвленным.
 
    В виде Властелина Жизненной силы, Кернуннос в том же числе являлся и богом Мирового дерева. Друиды почитали Дуб как Перводерево, и собственно под Мировым Дубом и сидит Кернуннос в собственном великолепии.
Кроме стандартного Оленерогого Бога, временами Кернуннос, по облику Диониса, описывался как бородатый мужчина с венком на голове из плюща, а порой — как женоподобный юноша в одеянии из шкур молодых оленей, опять же голова его венчалась плющом и лавровыми листьями. Тоже бывали его отображения в черной накидке и в одежде из шкур пантер. В наиболее поздние эпохи Диониса изображали с длинными кучерявыми волосами, с венком из листьев винограда с ягодами. В одной его руке  был тирс, а во второй — кубок (чаша, зачастую атрибуты Кернунноса были: Рог изобилия и мешок с монетами, что выступало как символ его отношения к Производящим силам природы. Левая рука его содержала Рогатую Змею — символика сексуальной сакральной власти над Богиней, Великой Матерью.
 
    Следовательно, Кернуннос является Великим подателем бытия, богом-Объединителем миров, владыкой лесов, зверей и растений собственно в их до-людской и вне-людской природе.
Как раз данный аспект бога является богом живых созданий, но НЕ бога человечества формулирует антагонистический характер природы («натуры») и людей («культуры»). Кернуннос является богом именно тех сил натуры, каковые никогда в жизни не покорятся людям, каковые смогут с ним вести сотрудничество, но никогда  не будут ему предназначаться, бог Могучего Древнего Леса, для какового все люди являются суетной рябью по воде, легким дрожанием листьев.
Настоящий же аспект формулирует фигуру Кернунноса как Бога Ночного леса, потому как Ночной лес, как и лесные Дебри неведомы, загадочны и стихийны.
Потому то и ловля Кернунноса является «Дикой» охотой, необузданной, неуправляемой, как низвержение вулканов или ураганы.
 
    Тем не менее, данный бог, бесспорно, благостен. Не чувствуя своеобразного расположения к человечеству, он, все же, не начнет без необходимости их сокрушать или угнетать, хоть его ярость сможет познать всякий, кто минует сквозь свежий вырубленный лес: Властелин Лесов не примется анализировать, кто собственно виновен, для него все человечество одинаково — так как они являются всего лишь людьми, потому то даже непричастному к уничтожению лесов на подобном участке может влететь.
    Еще наиболее неприглядна ярость Кернунноса на охотников, не отдающих лесам жизненные силы сокрушенных ими зверей, как потребители, или, что сквернее, как к забаве касающихся убийства. Подобным людям по воле Рогатого бога пути к бытию и силе закрываются навек.
 
    Притом, когда людям все же, получается, достучаться до Силы Кернунноса, и бог ворочает к нему собственное благоволящее лицо, на людей падает такой поток дивной силы, даже немного капель какового целиком меняет душу (и тело тоже).
 
    Собственно на реакции с Силой Кернунноса основывали Друиды более могущественные доли собственного поклонения. Собственно Он придавал им сил для соображения исконной мудрости натуры, собственно Он поддерживал их возможность вырываться из сферы людских условностей, собственно он производил из них истинно свободных и счастливых.

Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку последних новостей и статей мира Магии!

E-mail: * Имя: *

Последние комментарии