Изделие можно приобрести по предварительной заявке

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

Вход в систему

АКЦИЯ!!!

Скидка по 100% предоплате - 10%!!!

Условия акции читать здесь

Изготовление любого оберега на заказ, по вашим эскизам!

Наши Отзывы на Ярмарке мастеров!

Видео на YouTube с примерами наших работ!

 

 

Отвергнутая икона.

отвергнутая икона

Я сижу и пытаюсь справиться с бурей эмоций, взрывающих мне мозг. Полнейшее недоумение – самая безобидная из них, остальные – куда неприятнее и… зубастее.

Говорят, в таких случаях нужно выплеснуть все на бумагу, и потом, будто со стороны, посмотреть на проблему. Вот сейчас и проверю, насколько хорош данный совет…

Итак… Я родилась в Советском союзе. Во мне намешан славный коктейль из кровей нескольких славянских племен, и каждая кровиночка моих предков дорога моему сердцу. Среди них были курские и брянские землепашцы, запорожские казаки и немецкие мастеровые.  Я выросла в Крыму, а на каникулы ездила к бабушкам в Запорожье, Москву, Евпаторию. Я одинаково хорошо владею русским языком и украинской мовой, без особых усилий понимаю текст на белорусском и польском языках. Я славянка до мозга костей, и племена своих братьев делю лишь по географическому признаку, как горожанин жителей своего города - по микрорайонам. Я просто знаю, кто где живёт, и никогда не заблужусь, идя к кому-нибудь в гости.

Меня по- живому резанула война, начавшаяся на Украине. Каждая новость «оттуда» воспринималась так, как все честные люди воспринимают вести с войны…Я радовалась, что землякам - крымчанам удалось избежать смерти под артиллерийским огнём, но одновременно переживала за своих однокашников из Днепропетровска,  ревела навзрыд от известий из Донбасса. Все это, утонувшее в настоящей крови чужих политических амбиций, резало и режет мне сердце по сей день. Больно, очень больно  и от того, что мерзкие игрища поликанов-убийц  похоронили чувства тысяч и тысяч людей, разведя их по разные стороны баррикад: знакомых, приятелей, друзей, братьев, даже детей и родителей.

На фоне массового умопомрачения я теперь по-особенному тепло отношусь к своим украинским друзьям и подругам, которые не изменили отношения персонально ко мне, пусть даже в чем-то мы имеем разные точки зрения на происходящее. Вопреки всему, мы – дружим по-прежнему. Общаемся – по-прежнему. И, как и прежде, способны обсуждать обычные житейские проблемы, не скатываясь в политические дебаты «а-ля дурак на кухне».  

…Несколько лет назад, еще в мирном прошлом, нашли мы с одной из дорогих моему сердцу подруг способы порадовать друг друга взаимными подарками. Мой ход не важен, а вот в ответ мне была вышита самая любимая из моих христианских икон. (Да, я шла к Родной Вере от полного атеизма через христианство, и на тот момент была прихожанкой одного из московских храмов.)

Икона вышивалась долгих три года. За это время изменилось многое, а самое главное – я вернулась к Вере моих славянских предков. И вот, в один прекрасный день, подруга сообщила мне, что работа готова, икона освящена и осталось только вручить ее одариваемому, то бишь мне.  И скинула на почту фотографии.

Икона была потрясающе красива! И к тому же неожиданно оказалась очень большой: самая настоящая храмовая икона, которую должны были видеть люди. Много людей. Иметь такую дома - примерно то же самое, что повесить «Последний день Помпеи» в спальне хрущевки.
Кроме того, в последнее время я отошла от христианства , найдя массу нестыковок и лжи как в образе жизни высокопоставленных «менеджеров» от этой религии, так и в истории становления христианства. А вот Родная Вера, истинное Православие заставили меня обратиться к  мудрости славянских богов, их светлому, Радостному!! и солнечному образу.Поэтому почитать Рода, Ладу и Велеса, Сварога, Перуна и Макошь-матушку, и при этом иметь в доме христианскую икону, - для меня неприемлемо. Христианская святыня должна быть там, где ей быть положено: в христианском храме.

Я долго готовилась к разговору с автором, милой светлой женщиной, от всей души желавшей доставить мне радость. Я не знала, как она воспримет это предложение, но неожиданно легко она подхватила мою мысль, а разговор потек бурной рекою. Мы говорили о том, что у нас получилось остаться друзьями несмотря ни на что. И что как бы было хорошо, если многие из тех, кого развела война, как и нас,  сохранили бы разум и человечность. И, невзирая на «разделяй и властвуй», пропагандируемое неуважаемыми бизнесменами от политики,  смогли бы наладить отношения вновь. И пусть бы символом примирения стала бы наша икона, и пусть бы молились о мире  бывшие близкие люди по обе стороны границы.

 Из этого разговора и родилась идея: передать икону из Украины в Московский храм в качестве дара. Пусть видят, пусть знают: получилось у нас – получится и у них. Разногласия не вечны, и мы можем, как и прежде, жить в мире. Рано или поздно, разум  и любовь победят, а люди объединятся!!

 Воодушевленные тем, что поняли друг друга, каждая обратилась к своему духовному отцу (я – к тому, кто был им раньше). Рассказали, как есть, всю историю. Украинский батюшка благословил икону на путешествие. Батюшка Московский сказал, что будет рад принять икону в качестве дара для своего храма

…Мы целый год искали возможность переправить икону через границу. Опасались таможни, самоуправства пограничников. Боялись, что ее просто отберут, и никто из нас никогда ее больше не увидит.

Я обращалась в приемную Патриарха, к высшим  церковным чинам - с просьбой помочь переправить икону по церковным каналам. Написала официальному лицу, ответственному за связи церкви с общественностью, такое же официальное письмо, с описанием ситуации и одной-единственной просьбой все о том же: помощи в организации перевозки. Я методично обзванивала приемные священнослужителей, занимающих ответственные посты, и просила, просила…Просила лишь об одном-в случае чего, одернуть слишком ретивых пограничных служак, если их рвение перейдет в разряд запрета на транспортировку этой рукотворной красоты.. Гробовое молчание было мне ответом. Наши проблемы и надежды оказались совершенно безразличными и НОЛЬ внимания от церковных служак высоких рангов.

В ожидании путешествия икона находилась в том самом храме в украинском городе, где была освящена. Лишь год спустя нам представился случай вывезти её в Москву: ехали наши общие друзья на своей машине. Приняв близко к сердцу идею, они на свой страх и риск взялись осуществить то, на что не хватило мужества и достоинства у больших осанистых дядь при чинах. На фоне их личных глобальных проблем перевозка иконы выглядела слишком мелкой…Видно, РПЦ такими дарами от прихожан просто брезгует.

Для перевозки икону пришлось полностью разобрать: вынуть ее из рамы, снять полотно с основы, оставить стекло. Так она и приехала, свернутая в рулон и укутанная-упрятанная в детские рисунки.

Почти двое суток  длилось путешествие. И все это время мы неумышленно вели отсчет прошедшим часам, пытаясь понять: проехали ли они таможню, все ли у них в порядке. Наконец раздался такой долгожданный звонок: «Мы в Москве, у нас все хорошо. Приезжай за иконой, она тебя ждет!»

…О том, как не имея опыта, собрать в единое целое сложнейшую художественную работу, разговор особый. Это было технически сложно и страшно одновременно. Казалось, одно неверное движение, и все будет испорчено. Тем не менее, хоть и не с первого раза, но все получилось. Икона вновь приобрела свой прекрасный и величественный вид.

Совершенно счастливая, я написала принимающей стороне, своему батюшке, Настоятелю Московского храма: «Икону привезли, она собрана, упакована и готова к передаче!»

И вот тут началось самое непонятное. Отвечавший до сих пор практически моментально, чуть ли не в любое время суток батюшка внезапно замолчал. Тот самый, который радовался новой иконе  в новый храм, вместе с нами целый год ждал оказии, и на словах был даже готов  оплатить дорогущее, разбитое при транспортировке, музейное стекло…

Я искала ему оправдания. Много дел и забот по строящемуся храму, по храму действующему, по Приходу. В конце концов, мог просто пропустить письмо. Или забыть на него ответить. Подождав, пару недель, мы с сыном сами поехали в храм. Чтобы лично встретиться с настоятелем и все обсудить.

Увы, в тот день мы его не застали. Но зато поговорили с его помощницей. Объяснили ей ситуацию и договорились, что она напомнит батюшке об иконе и свяжется с нами для обсуждения процедур передачи дара.

Прошло еще две недели, таких же  безмолвных, как и предыдущие. Уже было понятно, что что-то идет не так. Если бы не икона, стоящая за спинкой дивана, где ей явно не место, возможно, я бы уже никогда не позвонила в тот храм. Да и дело уже было не только моё: известий от меня ждали на Украине. Преодолев себя, я набрала номер помощницы настоятеля. Я представилась так, будто думала, что за две недели она забыла и меня, и мою проблему. Несмотря на то, что знакомы мы уже лет пятнадцать.

Вместо четкого и дельного ответа я услышала совершенно невнятную речь с какими-то путаными объяснениями. Что лучше бы мы еще раз написали отцу-настоятелю (как будто не он проигнорировал предыдущее письмо). И что храм, конечно, примет икону, если мы ее привезем. И как мы посмотрим на то, что разместят ее не в храме, а где-нибудь в приходском доме, где отец Настоятель благословит. Я себя чувствовала так, будто не икону в дар предлагаю, а беспородную дворняжку навязываю в добрые руки.

Спрашиваю – почему вдруг так? Ведь задумка была совершенно другая?

Ответ меня потряс до глубины души. Потому что (внимание!) икона не подходит храму, так как не вписывается в его дизайнерское оформление!

Минуточку. Фотографии иконы и ее размеры я выслала настоятелю сразу, в самом первом письме, год с лишним назад! И никакой речи о том, что она должна соответствовать некоему мифическому ДИЗАЙНЕРСКОМУ!! замыслу, речи не шло! И вот теперь, внезапно... Ни содержание иконы, ни соответствие ее церковным канонам, ни наши надежды и чаяния, с нею связанные, не интересовали приход. Главное – чтобы в интерьер вписалась!!! Прям как у кота Матроскина- дырку на обоях загораживать???

…Нам мечталось, что икона начнет свой путь с молебна. И молитва украинских братьев и сестер подхватится и продолжится россиянами. В мечтах мы видели, как наш символ мира неспешно совершает свое путешествие, и служатся молебны, и оттаивают сердца, скованные ужасом и нелепостью войны. Позже, когда Патриархия нас молча прокатила, мечты стали скромнее: икону встретят на Приходе, батюшка скажет проповедь, и останется наша красавица в новом храме, людям на радость и надеждой на утешение. Может, табличку бы рядом повесили, – что за икона и с какой целью подарена. А в итоге…

Так и хочется крикнуть: Алё гараж!!! Вы там что, совсем все свихнулись?! Что для вас храм? Художественная галерея? Архитектурный проект? Или все-таки Божий Дом, прибежище для верующей души?!

А может, это всего лишь грамотно оформленный торговый зал для продаж индульгенций?

Почему христианская церковь так наплевательски-высокомерно относится к мыслям и желаниям своих прихожан? Почему, желая отдать, я чувствую себя убогой назойливой попрошайкой, не заслуживающей высочайшей милости?!

Или христианскому Богу не интересны войны, которые ведутся не в его славу? Вот когда  крестоносцы отправлялись в походы за христианскими реликвиями, или византийские проповедники- сотоварищи огнем и мечом истребляли не признающих чужестранного бога язычников, - это да, достойно его божественного внимания? Но как только речь зашла не о войне, но о мире, христианствующим работникам РПЦ это стало хронически неинтересно..

С каких это пор мирское понятие «дизайн» стало ключевым в оформлении сятилища? Не сто ли поры, когда попы, ничтоже сумняшеся, спокойно за деньги идут благословлять стриптиз-бары? И это является достойной отмазкой, чтобы с умным видом плюнуть в души тех, кто пытается сохранить веру в Христа и приходит с чистыми и бескорыстными намерениями?

Какова бы ни была истинная причина произошедшего, сути дела это не меняет. Может, отцу-настоятелю прилетело из Патриархии указание, что слишком дарители и дар их незначительны. Или спонсорам строительства что-то не приглянулось. Или политикой запахло, а наша хата, как известно, с краю… Не знаю.
Христианская церковь уже давно просто коммерческий проект, а настоятель храма всего лишь бесправный менеджер конторы под названием «Патриархат».

…И все-таки и я верю. Верю в то, что остались и там священники, служащие Богу, а не Золотому Тельцу. Слышащие людей, а не только распоряжения старших по рангу чиновников от церкви.

Я верю, что наша украинско-русская икона найдет свой храм. Или наоборот, не продавшийся фарисеям батюшка найдет ее для своего храма. Что придет время для молитв, и они будут услышаны. И вместо крови  прольются слезы катарсиса. Омытые ими души прозреют, потянутся друг к другу и воссоединятся в семьях, в дружеских компаниях, в деловых связях.

А если нет, если этого не произойдет, тогда что ж… тогда – нет там никакого Таинства, и нет никакого бога, которого называют богом любви. Ибо истинный Бог любви не может не откликнуться на любовь человеческую, и не может, призывая к духовности, позволять своим адептам вытирать об нее ноги.

(телефон автора- в администрации «Дома магии». Желающие дать иконе приют в храме христовом –звоните по любому из телефонов, указанных на сайте.Размер 60х80)

Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку последних новостей и статей мира Магии!

E-mail: * Имя: *